Ловля рыбы у поверхностиРынок рыболовных принадлежностей за последние годы осуществил огромный эволюционный скачок вперед, да такой, за которым весьма сложно уследить рядовому рыболову. На прилавках можно найти множество различных приманок, из которых тяжело неопытным взором определить действительно «съедобную», которую по достоинству оценит рыба.

Работа некоторых высококачественных приманок просто завораживает. Эта игра, для кого шуточная, а для кого смертельно опасная, приобретает пик своей зрелищности тогда, когда искусственная рыбка плывет по самой поверхности воды, провоцируя на атаку затаившегося в придонной растительности хищника. И самое интересное то, что все события происходят у вас на глазах.
Еще в середине прошлого столетия на свет появилось множество приманок, игра которых осуществляется не только под поверхностью воды, но и на самой поверхности. К ним относятся многие модели воб-леров, среди которых особое место занимают попперы.
Долгое время поппер как рыболовная приманка не вызывал у меня особого доверия. Все не верилось, что на это’ изобретение, имитирующее жирующего окуня, можно что-то изловить. Со временем, просмотрев серию рыболовных передач, где именно на поппер. из воды эксперты постоянно извлекали приличных щук и добротных окуней, мое недоверие к приманке понемногу развеялось. Пробил час, и я уже был полностью готов к тому, чтобы в следующий рыболовный сезон приложить максимум усилий для испытаний данной приманки на водоемах различного типа.
Мне было известно, что поппер не является передовой приманкой среди прочих по уловистости. Он, скорее всего, своеобразная изюминка на рыбалке, нежели лекарство от многих неудач. Кроме того, со временем я осознал, что поимка нескольких приличных экземпляров на данную приманку по количеству полученного адреналина не сравнится со многими «убойными» рыбалками, где поимка крупной рыбы происходит чуть ли не на каждом забросе снасти.
С нетерпением я дожидался того времени, когда вода хоть немного прогреется, а особенно — ее верхние слои. Наконец рыбья мелюзга поднялась к поверхности воды и постепенно заняла места в небольших речных заводях, оккупировав прибережные мелководья многих водоемов. Теплое мелководье является часто посещаемым местом не только для различных водных беспозвоночных и мелкой рыбы, но и для хищника, который не проплывет мимо подобного подводного оазиса.

ловля рыбы на поверхности водыВ таких местах есть для рыбы и уют и корм. К жировке на поверхности воды хищник (в большинстве случаев — окунь) должен попривыкнуть и осознать, что именно у поверхности он сможет вдоволь насытиться хлебом насущным, образовывая «котлы».
В правильности своей теории убедился после того, как посетив Десну в довольно раннее весеннее время, за целый день так ничего на поппер и не выудил. Наверняка ошибка в подходе к рыбалке присутствовала и довольно существенная (использовалась приманка лишь одного вида), но у меня была надежда, что в процессе ловли удастся увидеть хотя бы один выход рыбы.
Складывалось впечатление, что рыба на данном участке реки вовсе отсутствовала. Однако, поставив небольшой виброхвост на трехграммовой головке, убедился в обратном — атаки окуней следовали одна за другой. Хищник в заводи присутствовал, но охотился лишь у дна, поэтому пляшущий по поверхности поппер воспринимался как нечто инородное и непривлекательное.
Таким образом, моя первая рыбалка с поппером потерпела полное фиаско. Многие рыболовы после неудачной ловли отложили бы вышеуказанную приманку в «долгий ящик» и предпочли ловить на что-то более «съедобное»… Но меня результат не разочаровал: если не клюет здесь, значит, обязательно найдется другой водоем, где я обязательно на поппер что-нибудь, да поймаю.

Мне хотелось поймать вовсе не окуня, а более редкую рыбу для наших мест — красавца жереха, который в последнее время не так часто радует глаз рыболова. Но, увы, Десна уже не та, и ожидать от нее приятных сюрпризов не всегда есть возможность. Поэтому полигоном для испытания моей находчивости и выдержки оказался могучий Дунай.
Эта река была выбрана не случайно — спиннинговая ловля жереха на дунайских просторах вполне обычное дело, но вот соблазнить его в здешних местах поппером — это, как по мне, высший пилотаж. Кто-то может сказать, мол, жереха на Дунае полным-полно, да и его поимка на оснастку с «бородками» (вабиками из козьей шерсти) возможна здесь чуть ли не на каждом забросе спиннинга.
Так, да не так. Охота на ше-респера со спиннингом до сих пор остается для меня загадкой. Многие согласятся, что ловля эта чем-то похожа на ловлю карася: клев и одной и другой рыбы абсолютно непредсказуем. Причем, выехав в один прекрасный безветренный вечер на русло реки с «Кастмастером» и вабиками, можно действительно поймать огромное количество рыбы. Однако в следующий же вечер ловля на данную оснастку не принесет вам ни одного хвоста… Даже если повсюду будет активно жировать жерех. Я много раз убеждался в том, что отлично половив хищника сегодня, удачную рыбалку на завтра загадывать не стоит.

Так, в очередной раз приехав на одно из своих любимых жереховых мест, я не увидел на акватории реки ни одного же-рехового всплеска, наличие которых — характерный показатель жировки хищника. Но лишь только моя оснастка касалась воды, поклевки следовали одна за другой! А на поверхности — все те же безмолвие и тишина. На следующий день, еще на подъезде к этому участку, издали заметили, что жерех просто разрывал в клочья стайки уклеек: вода повсюду кипела от частых всплесков, причем бой этой весьма осторожной рыбы наблюдался буквально у борта лодки. Но… наш с товарищем оптимизм с каждым забросом затухал все сильнее. Ставили мы в тот день и различного типа ко-лебалки, и вертушки. В ход шли даже силиконовые приманки, но результат так и остался нулевым.
Прошло немного времени, и «Кастмастер» с бородками отошел на второй план и занял место в коробочке, которая на рыбалке открывается редко. Почему-то ловля на эту оснастку перестала вносить в мою рыболовную жизнь чувство удовлетворения. Может оттого, что все здесь до безобразия просто? Забросил и тяни… Никакой игры, никакой особой техники, а жерех по-прежнему капризен и непредсказуем. Наверное, по этой самой причине большую часть моего рыболовного ящика и заняли воблеры, а одно из почетных мест — поппер.

вое место, представляющее разделение русла реки огромным островом, поросшим вербой. При разделении реки на рукава, образовалось мелководье, которое немного ниже по течению переходило в глубину. Нависшие над мутноватой дунайской водой ветви были идеальным местом для обитания жереха, ведь здесь для него есть и пища и укрытие.спиннингист на воде
Пока я «дрессировал» поп-пер, товарищ прочесывал акваторию  новейшим  арсеналом воблеров. Поймав жерешка, Леня делал замену воблера на другую модель, стараясь раз-ловить следующую приманку, следуя проверенному правилу — если только на воблер соблазнилась рыба, другая поймается на него очень скоро. В этот вечер Леонид поймал предостаточно жерехов, при этом «размочив» около десятка воблеров, среди которых отлично себя показали приманки с нулевым погружением.
А вот моим поппером жерех не интересовался вовсе. Я прочесывал им глубоководное русло реки в надежде выхватить хищника на падении приманки. Облавливал заросшие прибрежные участки. Забрасывал приманку под ветки вербы, нависшие над водой, имитируя падающее насекомое. Проводил агрессивной проводкой, имитируя жирующего окуня, а также задавал попперу плавную игру в надежде соблазнить хищника поведением раненой рыбки. Но все было тщетно. Даже сплав приманки по течению с медленными рывками и игрой лишь одним ее хвостиком не дал никаких результатов — серебристый хищник не оценил стараний.

От постигшей неудачи руки все же не опустились. Я сразу нашел вероятное объяснение произошедшему. Исходя из того, что чавкающий поппер — имитация охотящегося у поверхности окуня, жерех должен был соответственно реагировать на него, как на конкурента. Но активности окуня на реке не наблюдалось: мутная дунайская вода — далеко не идеальное место для жировки полосатого хищника, поэтому в основном русле реки он немногочислен и не образовывает «котлы», которые так обычны для Десны, Днепра, Сейма и других рек.

Окунь предпочитает здесь охоту за мальком у дна, поедая бычка, которого довольно много в реке, поэтому поппер на поверхности — необычное явление для руслового хищника. За все время пребывания на Дунае я ни разу не увидел, чтоб окунь гонял малька по поверхности воды. Мало того, он ни разу не попадался на спиннинг на русле реки и клевал лишь изредка на червя под обрывистыми берегами. Многие дунайские рыболовы подтвердят, что, вооружившись удочкой и баночкой с червями, легче изловить судака в реке, нежели мелкого окунька.
Следующим местом испытаний для поппера оказалось большое и глубоководное озеро, узким проливом соединяющееся с Дунаем. К этому водоему примыкало два мелководных залива, дно которых полностью покрывал ковер, «сотканный» из нитчатых водорослей. Иногда нагромождения водорослей выходили на поверхность, образовывая небольшие островки, в узких протоках между которыми можно было без проблем провести поверхностную приманку.
Как же звонко застучало в груди сердце, когда я увидел на поверхности у берега мелкую рыбешку, в панике выскакивающую на сушу. Отчетливого чавканья я не услышал, но понял точно — это распоясался полосатый. Факт жировки хищника у поверхности воды меня несказанно обрадовал.
Сразу же пристегнув поппер, стал прочесывать мелководную акваторию. Тактика была следующей: как только на поверхности воды возникал жереховый всплеск, я молниеносно посылал поппер в место выхода хищника. При очередном забросе последовал сильный удар. Жерех не сел на крючок, а лишь немного накололся при атаке, от чего приманка вылетела из воды почти на полуметровую высоту. Быстро вымотав шнур, вновь забросил на всплеск. Не прошло и пяти секунд, как атака повторилась.
В момент, когда возле поп-пера образовался водоворот, я сразу же приостановил движение приманки. Через долю секунды последовала мощнейшая хватка! Спиннинг мгновенно согнулся, руки, почувствовав приятную тяжесть, напряглись, а шнур начал звонко резать водную гладь залива.
Мой соперник сражался изо всех сил и до последнего метра плетенки. Наверное, именно за это мне так нравится ловить жереха. Пусть часто он невелик, но это воистину достойный соперник. За удовольствие, которое принесла мне рыба, она была вознаграждена правом на жизнь в этом же заливе: вся пойманная рыба сразу же отпускалась в родную стихию. В это утро на поппер мною было поймано девять жерехов, принесших незабываемые впечатления, которые еще долгое время приятно грели душу при одном лишь воспоминании о прошедшей рыбалке. Товарищ же выудил немного меньше на воблеры с небольшим заглублением.
Был ли поппер приманкой номер один в тот день, наверняка сказать не могу, но стоит отметить, что жерех, не проявлявший особой активности, как это обычно бывает в данном месте, явно отдавал ему предпочтение.
Проводка поппера, на которую отзывался хищник, заключалась в следующем: резкий, но короткий рывок приманки, и сразу же резкая слабина. После рывка поппер производил небольшой всплеск, затем делал отклонение в сторону и повисал вниз хвостом. Атака жереха следовала в момент остановки приманки. Иногда, промахнувшись, рыба разворачивалась и настигала поппер у самой лодки. Зрелище, которым я наслаждался благодаря поляризационным очкам, было просто неописуемо!
Откровенно говоря, используемый мною поппер немного не соответствовал данному ти-
пу водоема. Его большая рабочая поверхность производила слишком большой всплеск при рывковой проводке, что в свою очередь настораживало хищника. Кроме того, после рывка приманка слабо отклонялась в сторону. Я был разочарован тем, что взял на испытание лишь одну модель. Может быть, применяемая мною приманка и повлияла на размеры пойманных экземпляров, вес которых колебался в пределах 500-800 г. А вот два приличных экземпляра весом явно за 1,5 кг, выйдя на приманку, от схватки отказались… Крупный жерех смазано атаковал поппер и сразу же с огромной скоростью удалялся прочь. Такие атаки происходи-ли на границе перехода мелководного залива в глубокий участок озера.

Окунь под водойСледующая рыбалка случи-лась на глубоководном канале, который заканчивался довольно большим мелководным озером. Этот водоем, как и преды-дущий, также соединялся с Дунаем: место казалось очень похожим на то, где я недавно удачно отловился. Подтверж-дением моих слов служил постоянный бой хищника в мелководной части водоема. Но здешние экземпляры, беспощадно истреблявшие уклейку, были намного больше, чем пойманные в заливе. По моим оценкам их вес достигал 2-3 кг. Бой рыбы происходил настолько активно, что вокруг лодки одновременно возникало до 5-6 всплесков. Одним словом — вода кипела!
Вот только мы с товарищем выглядели весьма жалко. Искупав в воде почти весь рыболовный арсенал, мы так и не удостоились внимания жереха. На поппер рыба также не отзывалась, хотя этой приманкой я полосовал водную гладь очень долго. Серебристого привереду так и не удалось завлечь даже на минутную фотосессию. Даже ретро стиль в виде «Кастмастера» с вабиками не принес результатов. Поэтому, смирившись с поражением, мы тихо подняли якорь и, оставив великое пиршество, на малых оборотах двигателя удалились восвояси…
В чем причина той нашей неудачной рыбалки, а в особенности ловли на поппер — для меня до сих пор загадка. Ведь следуя теории, жерех должен был атаковать поппер, так как окуня в озере много, и он часто охотится у поверхности, хотя признаться, в тот день я не видел ни одного «котла». А может активность более крупного хищника угнетает поверхностную активность окуня, заставляя его кормиться у дна? Кто знает.. Для меня это пока единственный аргумент в оправдание поппера, не сработавшего в данной ситуации.
Вообще, ловля жереха -рыбалка со многими неизвестными. Именно такая непредсказуемость хищника заставляет рыболова постоянно находиться в тонусе, все время экспериментировать, что-то изобретать, осуществлять детальный анализ происходящего на водоеме, что всегда интересно и увлекательно. А все выше сказанное еще раз подтверждает рыболовную мудрость о том, что рыбалка это не просто увлечение, а нечто большее. Рыбалка — это целая наука, и постичь ее могут лишь самые настойчивые и увлеченные. Поэтому надеюсь, что мои поиски помогут и вам подобрать ключик к его величеству — жереху!