Ловля по оконечности переката часто приносила неожиданные поклевки: то возьмет плотва под полкило, то лещ начинает клевать один за другим. Большинство поклевок здесь происходит, что называется, взаглот: рыба берет настолько смело, что проглатывает крючок с насадкой и продолжает извещать хозяина снасти о поклевке.

Именно так я поймал на перекате самую крупную плотву — отлучившись от удилища, издалека заметил «буянящую» вершинку и, не сильно надеясь на то, что рыба засечется, пошел проверять снасть. И очень удивился, когда на крючке после почти минутной поклевки оказалась хорошая плотва. Нередко так поступает и густера, которая тоже не прочь клюнуть по окраине неполного переката.
Однако виновника самой интересной поклевки мне так и не удалось выяснить. Как сейчас, в памяти вййлывает тот эпизод.

Уже в вечерних сумерках — зная уверенная поклевка, длительное и благополучное протаскивание потенциального трофея через камни, но когда она уже у самых ног, дав об этом понять показавшейся из воды кормушкой, — рыбина делает последний рывок и сходит. Причину такого исхода вижу в пережатом фрикционе. Это было сделано для того, чтобы не дать рыбе возможности уйти в камни во время вываживания. Но затем фрикцион стоило отпустить, а я этого не сделал. За это и поплатился тем, что до сих пор приходится гадать, кто же у меня сошел…