Рыбная ловля в министерствеВ последнее время на страницах «Подсекай» появилось много полемических статей, затрагивающих вопросы любительского рыболовства, а также будущего, которое ожидает наши водоемы. Не могу не высказать своего мнения и я, заядлый рыболов-любитель, ихтиолог, человек, отработавший несколько лет в органах рыбоохраны.

До сих пор еще со всей определенностью не ставился такой вопрос: нужен ли вообще промысловый лов рыбы на наших внутренних водоемах?

Не надо пугаться такой постановки вопроса. Ознакомившись с положением в рыбном хозяйстве на внутренних водоемах Латвии {думаю, что аналогичная картина наблюдается и в других регионах нашей страны), я окончательно утвердился во мнении, что промысловый лов необходимо где полностью, а где частично прекратить. Убежден, что рано или поздно это сделать придется. Беспокоит лишь то, что задержка в решении этого вопроса может вызвать более тяжкие последствия. Попытаюсь аргументировать свою точку зрения.

В результате хозяйственной деятельности наше бездействие на природу увеличивается. Из-за этого рыбы в водоемах с каждым годом становится все меньше, сокращаются нерестовые, нагульные, зимовальные площади. Ухудшается гидрологический и гидрохимический режим водоемов и, как следствие, изменяется видовой состав рыб, ценная исчезает, ее место занимает малоценная, А тут еще промысловый лов подрывает оскудевшие запасы рыб. На мой взгляд, одна из причин того, что промысел (пусть даже и убыточный) до сих пор существует — это сохранение за определенной группой людей традиционных мест лова, нежелание понять, что пора остановиться хотя бы ради собственного будущего благополучия. А органы рыбоохраны никогда не смогут полностью контролировать действия рыбаков гослова или колхоза. Правила промыслового лова нарушаются постоянно.

Никто не может точно сказать, сколько фактически вылавливается рыбы, поэтому трудно определить численность популяции рыб в том водоеме, где ведется промысел,

А ведь существует еще и план, ради выполнения которого допускаются различного рода нарушения, отрицательно влияющие на нормальные условия жизни рыб в водоемах. В действующих правилах промыслового рыболовства сказано, что рыбодобывающие организации обязаны заниматься воспроизводством рыбы на эксплуатируемых участках. Но везде ли и достаточно ли добросовестно ведется эта работа? К сожалению, нет. Между тем ясно, что без этого не только промысел, но и любительское рыболовство существовать не могут.

Теперь поинтересуемся, что дает промысловый лов рыбы на наших внутренних водоемах. Известно, что какая-то часть улова идет на корм сельскохозяйственным животным, на зверофермы. А на наш с вами стол? Где та рыба, которую ловят промысловики? Часто ли мы видим ее на прилавках магазинов?

В последние годы для более успешного ведения промысла совершенствуются старые и появляются новые орудия лова. Все шире применяют, например, электроустановки, чтобы брать рыбу там, где обычными снастями это сделать трудно. А ведь закоряженные, заболоченные, труднодоступные места служат как бы естественным регулятором численности рыб. В них рыба находит убежище от неблагоприятных воздействий. Теперь ее и там достают… Да еще уверяют «непросвещенных» любителей природы, возмущающихся истреблением рыбы, что электрод вреда рыбным запасам не наносит.

Беда в том, что добычу рыбы планирует Минрыбхоз, обосновывают эти планы его же научные учреждения, контролируют промысловиков его инспекции рыбоохраны. Замкнутый круг, в центре которого — ведомственные интересы.

Во многих странах давно поняли, что нерентабельный промысел выгоднее прекратить, а водоемы отдать любителям. Там умеют считать деньги, А у нас и деньги народные, и рыба ;— народное достояние, но почему-то интересы ведомства, как правило, оказываются важнее интересов народа. В результате народ,, то есть мы с вами, не имеет ни рыбы, ни полноценного отдыха на водоеме.